* * *

 

        Эти выходные я решил провести вопреки своим привычкам не в Стокгольме, где  в каждом закоулке, в каждой улочке были мною протоптаны многочисленные дорожки. Я отправился на Линдинге. Я не находил в себе желания новых впечатлений, не искал материала для размышлений но знал , что они мне необходимы. У меня была конкретная цель - наконец посмотреть Millesgården, где я ни разу не был, прожив в Швеции четыре с половиной года, но о котором много слышал, как о привлекательном и часто посещаемом месте. Сначала я было решился взять номер в одном из отелей городка и провести в новой обстановке весь свой уикенд, но, поразмыслив, посчитал это слишком расточительным ходом, тем более, что дорога до Линдинге от Стокгольма и обратно отнимет у меня не так много времени от прогулки по запланированным местам и неспешного обеда. Поужинать можно будет уже дома.

        Лето только начиналось, но сегодня солнце пекло, как мне показалось, довольно нещадно после целой недели дождей. Впрочем, ощущения того, что ты, как курица на сковороде, не было из-за сильных внезапных и частых порывов ветра. Я стоял возле неглубокого бассейна, наполненного неприятного отталкивающего цвета зеленой водой, над которой возвышались не то, чтобы причудливые, скорее чудные зеленые тощенькие скульптурные человечки, в качестве точки опоры которым служили изваяния в виде морских обитателей только отдаленно чем-то напоминавшие дельфинов в миниатюре. Позади себя я услышал русскую речь, сдержанный смех, шутки по поводу неудачно получившихся фотографий. Я повернулся, чтобы продолжить свою экскурсию к следующей компании зеленых человечков, но неожиданно для себя передумал, решив обойти бассейн с зеленой водой вокруг. Делая вид, что я всецело поглощен изучением предметов искусства, мой взгляд украдкой изучал маленькую хрупкую фигуру девушки- женщины, по всей видимости, присутствующей здесь вместе с веселой русской компанией: черные туфли на высоких каблуках, сильно короткая юбка, классического кроя жакет, если бы не темно-серый цвет костюма и длинный рукав, женщина вполне могла бы сойти за очень вульгарную особу. Маленькая, тоненькая, с хорошеньким личиком, она казалась невесомым скульптурным творением, неподвижно всматриваясь в зеленые создания Миллесов. Я ощутил колебания волны в своем теле и услышал голос своего неожиданного внутреннего влечения. Я все списал на сильно короткую юбку и выходной день. Не раздумывая, я двинулся прочь, дальше вглубь сада. Маленькая русская меня даже не заметила.

     Через два часа я сидел на террасе за столиком небольшого ресторанчика, глядя на воду блестящую на солнце. Обед обошелся мне недорого, поэтому я решил завершить его бокалом хорошего белого вина. Настроение мое было спокойным, почти радужным. Я уже оставил размышления о странных так и непонятых мною скульптурах Миллесов. Мне ни о чем не хотелось думать, но я достал из внутреннего кармана куртки свой ежедневник, ручку, посчитав удачным момент составить расписание дел на будущую неделю. Неожиданно  соседний с моим столик заняла та самая маленькая русская, которую я встретил чуть ранее в саду Миллесов. Еще более неожиданными для меня стали мои собственные последующие действия. Она была сейчас одна, ее знакомые, видимо, должны были подойти позже. Я понял, что это шанс. Аккуратно, ловким движением вырвав листок из своего ежедневника с датировкой десятое июня, не сожалея, что теперь на эту дату придеться вклеивать новый лист, я быстро и читабельно написал по-русски несколько строк. Затем я поднялся и решительно подошел к столику, за которым расположилась увлекшая меня нимфа, и с почтительным легким кивком головы и полуулыбкой  протянул ей сложенный в двое листок со своим нескромным, немного приторным, но соответствующим обстановке признанием. Я был уверен – ей понравится. Вернувшись к своему бокалу вина и оставленному за столиком ежедневнику, я отметил, что девушка быстро пробежав глазами написанные мною строки, поспешно убрала записку в сумочку, осторожно, но без боязни озираясь по сторонам. Выражение лица ее при этом нисколько не менялось. Я, убрав ежедневник, продолжил смотреть на воду, по-настоящему  наконец получая удовольствие от свежего влажного ветра и отличного вина. Иногда в моих мыслях всплывали строчки из моего письменного признания: « Вы – единственное творение, глядя на которое сегодня, я получил удовольствие». Ниже я приписал свой номер телефона.

 

Add comment


Security code
Refresh