* * *

 

           Капризная воскресная погода вновь мне позволила оказаться в привычном  месте без большого скопления стокгольмских поклонников времяпрепровождения в Hagaparken. Я наслаждался привычностью обстановки, лежа на мокрой от дождя траве, и вглядывался в глубокое дымчато-синее небо. В ненастную погоду небо особенно на меня действовало, успокаивало, и совсем не казалось суровым. Было что-то завораживающее в облачной серой глубине, уходящей ввысь.

         Я пытался избавиться от романтического дурмана, который все еще туманил мое сознание, заставляя видеть в обычных вещах некую поэзию. Ее звали Катя. Я ждал ее звонка весь прошлый уикенд после поездки в Линденге в сад скульптур. Затем я выбросил этот иллюзорный бред из головы, поскольку не был уверен, что девушка здесь не проездом, а в таком случае ожидание теряло смысл. Она позвонила в пятницу десятого июня, истолковав дату на вырванном из ежедневника листке, как указание на предлагаемый мною день для встречи. Мы договорились встретиться в восемь вечера в одном из баров на Hamngatan. Когда я подходил к бару оттуда прямо таки вывалилась шумная явно изрядно выпившая компания человек из пяти, громко смеясь и размахивая руками. На вид всем им было лет по двадцать пять, одеты они были, как я посчитал, совершенно нелепо, напоминали скорее клоунов, чем нормальных людей. Эти разноцветные попугаи, издавая громкие звуки ликования, по неясному мне поводу, вызвали внутри сильное раздражения, а когда одна из девушек с помятой прической в зеленых колготках и в оранжевой юбке засунула свой палец в нос, видимо шутки ради, рядом стоящему приятелю, одетому не менее пестро, меня вообще передернуло. В результате в бар я зашел, пребывая в одном из самых скверных своих настроений. Музыка почти тонула во всеобщем гуле разговоров. Я огляделся и, не найдя среди присутствующих знакомого хорошенького личика, прошел за свободный в самом дальнем углу столик. Катя опаздывала. Это тоже вызвало во мне неприятное чувство дискомфорта, но я взял кофе и решил немного подождать. Спустя сорок минут, допивая вторую чашку , я уже подумывал о том, чтобы уходить, как передо мной возникла узнаваемая тоненькая фигурка в той же сильно короткой юбке темно-серого цвета. Катя поздоровалась, улыбнулась, садясь напротив меня. В ее поведении и выражении лица не угадывалось ни малейшего намека на извинение за свое опоздание. Я понял, что это для нее в порядке вещей. Помню, в тот момент мне подумалось о том, что было бы интересно знать, все ли такие понимающие в том   месте, где она работает. Я был по-прежнему немного раздражен, но она без труда этого не замечала и легко заворковала о скверной погоде, о том, что не сразу нашла бар, о том, что в Стокгольме живет совсем недавно, несколько месяцев, и еще не совсем хорошо ориентируется в городе. Я видел, что она немного лукавит, но воспринял это уже спокойно, увлекшись, рассматривая ее красивые тонкие запястья и вглядываясь в ее очень милое личико. Вечер начинал мне нравиться, и я предложил выпить по бокалу вина. Она согласилась. Через пару часов я крепко обнимал ее в своей постели, а мои губы целовали изгиб ее шеи, спускаясь все ниже и ниже. Ее тело отвечало благодарно на мои ласки. Я был с ней два раза в этот вечер. Часа в три ночи, не помню точного времени, я вызвал ей такси. С утра позвонила Эрика, обеспокоенная моим самочувствием, поскольку днем ранее мне пришлось солгать ей, ссылаясь на головную боль как следствие усталости после рабочей надели, и тем самым избежать привычной нам обоим встречи в пятницу вечером. Я заверил ее в том, что сегодня  чувствую себя превосходно.

       С неба медленно опускался вечерний сумрак. Пора было поспешить домой, и чувство голода давало о себе знать. Я решил больше не встречаться с Катей, она нарушала какой-то мой внутренний баланс, лишала привычного спокойствия, тем не менее я был доволен этим уикендом, начавшимся в пятницу вечером. Когда я подходил к дому, телефон в кармане куртки зазвонил. Это была Катя. Я оставил вызов пропущенным.

     

Add comment


Security code
Refresh